Регистрация | Вход
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Форум » Форум » Тайна иных языков » Тайна иных языков. Глава 4 ((1 Коринфянам 14))
Тайна иных языков. Глава 4
alexanderДата: Вторник, 05.08.2014, 14:20 | Сообщение # 1
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 86
Репутация: 0
Статус: Offline

Название: Тайна иных языков.

Автор: Александр Птицын


1 Коринфянам 14 глава.


(отрывок из книги)
Прикрепления: 0094975.jpg(15.0 Kb)
 
alexanderДата: Вторник, 05.08.2014, 14:21 | Сообщение # 2
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 86
Репутация: 0
Статус: Offline
1 Коринфянам 14


Не забывайте, что главы 12-14 представляют собой единый литературный фрагмент, который посвящен вопросу даров и тем проблемам которые возникли в церкви Коринфа.
Общая мысль этой главы такая: каждый должен стремится к получению главным образом тех даров, которые прежде всего принесут назидание церкви, это основное правило апостола. В данном случаи речь идет о тех двух дарах, которые тогда преимущественно интересовались коринфяне – это дар языков и дар пророчества.
Когда дело идет о назидании верующих, то апостол делает такой вывод, что пророчество заслуживает предпочтение; а что касается дара языков, то, для апостола употребление его не должно вовсе быть допустимо в тех случаях, когда нет разъяснения, то есть дара истолкования, который мог истолковать смысл той речи которая была сказана на языках.
Мы видим как Павел сначала показывает превосходство дара пророчества над даром языков (ст. 1-25), но это превосходство только в том случаи если нет истолкования. Когда есть истолкование то дар языков становиться на один уровень с даром пророчества, который так же служит для назидает церковь как и пророчество.
Из-за неверного понимания о дарах есть такие случаи когда отказываются от даров Духа, считая это младенческим поведением. Но не наличие дара в человека характеризует его младенцем но не верное использование его и поведение самого верящего. Например наличие дара языков не характеризовало коринфян младенцами, но его неверное применение говорило о их духовном состоянии «Братия! не будьте дети» 1Кор 14:20.
Апостол уверяет их, что его похвала любви не означает, что дары должны презираться. Он не говорит о том чтобы отказаться от духовных даров, в частности от дара языков. Иначе как верующие и Церковь будет получать назидание? Ведь назидание происходит непосредственно от даров Духа Святого. Бог не дарует ничего не стоящего, любой дар от Бога совершенный пишет Иаков Иак. 1:17, он дан для определенной цели в жизни верующего. Они даны для назидания Церкви, но Павел говорит, что в первую очередь в церкви должны использоваться те дары которые назидают всю церковь а не индивидуальное назидание.
Поэтому этот отрывок посвящен проблемам связанных с даром говорением на незнакомых языках, которым коринфяне злоупотребляли.
Райт Н.Т. пишет, что:
Здесь он сосредотачивает их внимание на очень специфической проблеме, которая хотя, на первый взгляд, и относится к вопросу упорядочения богослужения, с другой стороны, на более глубоком уровне подходит вплотную к самой сути того, что он старался донести до коринфян.
Очевидно, некоторые из коринфян были склонны терять контроль над своими дарами, и Павлу приходилось напоминать им об основных принципах, руководящих церковными собраниями. Таких принципов три: назидание, понимание и порядок.
На самом деле, во многих современных церковных Павлу бы пришлось напоминать некоторым христианам, тоже что он писал Коринфянам
Уильям Баркли говорит об это следующее: Как бы странным это ни показалось нам, в раннехристианской церкви этот дар вызывал зависть у многих. Но он был опасен. Хотя, с одной стороны, он был ненормальным, им восхищались, что могло развить в человеке, обладавшем таким даром, особую духовную гордыню; с другой стороны, само желание обладать этим даром развивало, по крайней мере, у некоторых из них, своего рода самогипноз и умышленно вызванные истерики, сопровождавшиеся ложным говором на искусственном языке.
Учитывая те проблемы которые были вызваны в церкви Коринфа можно увидеть как некоторые верующие возвышали дар языков над другими 1Фес. 5:20. Несомненно потому, что он был более наглядным и внешне более привлекательным и впечатляющим. Они считали дар иных языков великим дарованием, – считали великим потому, что апостолы получили его прежде всего и с такой торжественностью. Такое мнение приводило их к гордости, превозношению над другими, тогда как других приводило к зависти, раздражительности потому что не имели такого дара.
Но читая гимн любви который изложен Павлом в 1Кор 13:4-8, мы видим как апостол поемещат эти стихи в середину той проблемы которая была связано с дарами и мудро наставляет коринфских христиан как нужно относиться друг ко другу и как нужно себя вести.
4 Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, 5 не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, 6 не радуется неправде, а сорадуется истине; 7 все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит. 8 Любовь никогда не перестает, хотя и пророчества прекратятся, и языки умолкнут, и знание упразднится. 1Кор 13:4-8
То есть имея дар языков или будь какой другой, не стоит гордится им или превозноситься над другими, как будто ты имеешь лучшее чем другой, но а те кто не имеет такого дара, не следует завидовать, и не надо раздражаться, ведь любовь все покрывает.
Итак, что же это за дар иных языков о котором столько ведутся споров? Среди христиан нет единого мнения.
Для одних это, молитва «языками» выражалась в экстатическом славословии, которое не имело характера внятной речи.
Уильям Баркли так пишет: Эту главу трудно понимать, потому что в ней идет речь о чуждом для большинства из нас феномене. Во всей главе Павел проводит сравнение двух духовных даров.
… Этот феномен был очень широко распространен в ранней церкви. Человек возбуждался до исступления и в таком состоянии изливал бесконтрольно поток звуков на непонятном языке. Если кто-нибудь не растолковывал значения этих звуков, никто не имел представления, что они значили.
Крейг Кинер так же отмечет, что: «Языки» понимаются в обычном смысле этого слова, но, как явствует из данного текста (14:2,14), получивший дар молиться на других языках этих языков не знает; как и в Книге Деяния святых Апостолов, этот дар предполагает некое сверхъестественное вмешательство.
Мы можем увидеть, что дар языков выполняет несколько функций в жизни верующего. В 1 Кор. 14:4 сказано, что он дан верующему для укрепления духа. Когда ты молишься, молится твой дух. Внутренний человек получает крепость и силу, очищается и становится чувствительным к голосу Бога. Молясь языками, ты молишься Богу. Это прекрасный способ прославления живого Бога и общения с Ним. Ты можешь говорить Ему тайные слова, которые более глубоки и выразительны, чем ты мог бы подыскать сам (1 Кор. 14:12). При помощи этого языка твой внутренний человек выражает свою любовь и благодарность Богу.
Это так называемые иные языки, неизвестные для человека или как еще их называют «ангельские» языки 1Кор13:1.
Другой взгляд на современную глоссолалию вот что говорит: имея в виду то, что истинный дар языков должен был соответствовать целям, характеру и смыслу понятной языковой речи, можно представить, что кроме истинного дара в коринфской церкви проявлялись как богопротивные высказывания (1 Кор.12:3), так и трансовая глоссолалия. Несмотря на это, люди, причастные к ним, вероятно считали себя особо духовными. Все это показывает, что ни один из других духовных даров не был связан с такой скорой возможностью подмены, как дар языков. Дар языков был способностью говорить на известных языках, а не на восторженной речи. То есть некоторые факторы, мы находим в том что разговор на языках, зарегистрированных в Деяниях, был на известных языках (сравни Деян. 2:4, 8, 11). Ввиду факта, что Лука был близким другом Павла (он, возможно, даже был в Коринфе) и написал Деяния после коринфского послания, казалось бы логичным для него отметить различие между явлением в книге Деяния и посланием Коринфянам, если бы он существовал. Кроме того, терминология Павла идентична с Лукой в книге Деяния, хотя Лука далее определяет свою терминологию. Павел использует греческое слово glōssa значение языка; Лука использует это же слово и далее определяет его как являющийся dialektos (Деян. 1:19; 2:6, 8; 21:40; 22:2; 26:14), слово, которое в каждом случае обращается к языку нации или области. Весьма маловероятно, что явления описанные этими двумя авторами были бы несходными. Более того слово «неизвестный» не найден в греческом тексте, а читается просто языки, или язык в зависимости от обстоятельств.
Это не большое вступление о языках, но об этом мы будем говорить более подробнее на протяжении всей этой главы, сравнивая разные мнения и говорить о слабых и сильных сторонах в пользу ту или иную сторону этого дара. Итак.
 
alexanderДата: Вторник, 05.08.2014, 14:21 | Сообщение # 3
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 86
Репутация: 0
Статус: Offline
1 Коринфянам 14:1


Достигайте любви; ревнуйте о [дарах] духовных, особенно же о том, чтобы пророчествовать.


Этот стих оглядывается назад к 12:31, и подводит итог двух предыдущих глав. Очевидно, что главная причина беспорядка в церкви это неправильное употребление дара языков. Обстоятельно показав коринфянам все достоинство любви в 13гл., апостол наконец убеждает их ревностно стремиться к ней; потому и говорит: достигайте.
Глагол, достигайте «διώκετε – (диОкэтэ)» буквально «гонитесь», переводится как «преследовать, гнаться, спешить, стремятся к, охотится». Настоящее время повелительное наклонение глагола, призывает к привычному действию. Это слово показывает продолжение действия чего - то уже начатого, подобно как охотник преследует свою добычу. Гонящийся за чем-нибудь видит только то, чего старается достигнуть, устремляет к тому все внимание и не отстает, пока не достигнет. Это один из любимых слов Павла (Рим 9:30, 31; 13:13; 14:19; Фил. 3:12, 14; 1 Тим. 6:11, и т.д.).
Иоанн Златоуст пишет: а когда достигнем, то постараемся не опускать ее, чтобы она опять не убежала от нас. Она часто удаляется от нас, потому что мы обращаемся с ней не надлежащим образом и предпочитаем ей все другое. Потому надобно употреблять все меры, чтобы крепко держать ее. Любовь могут достигнуть все христиане серьезной попыткой её достичь. Мы можем взять или оставить много вещей в жизни, но не любовь. Мы должны преследовать или бороться за любовь как за бесценное сокровище.
Следующий глагол с которым мы встречаемся это, ζηλοũτε (дзэлУтэ) – ревнуете, он переводится на русский язык как - ревновать, ревностно добиваться, страстно стремиться, также переводится кипеть с завистью и ненавистью. Это еще один случай употребления формы настоящего времени действительного залога повелительного наклонения, образованного от корня, обозначающего «кипеть» (ср. 12:31).
Это слово в Ветхом и Новом Завете может использоваться как:
а) “святое рвение” (сравни. Исх 20:5, 34:14 Втор 4:24 и т.д. Иоанн 2:17; Рим 10:2; 2 Кор 11:2; Фил 3:6; Евр10:27).
б) Враждебность, выражаемая неприязнью (Деяния 5:17; 7:9; 13:45; 17:5), которая в упорстве, гневе, (за исключением 7:9) может играть свою роль.
в) Зависть, в (Рим13:13; 2 Кор 12:20; Гал 5:20; Иак 3:14, 16; 4:2; так же 1 Кор 3:3. здесь “вид рвения, которое не пытается помочь другим а скорее вредить им”
г) Желание достигнуть целей или быть посвященным кому-то (1 Кор 12:31; 14:1, 39; 2 Кор 7:7, 11; 9:2.
Поэтому, оригинальная область этого слова не может быть установлена с уверенностью. Его общий характер соответствует для различного использования, и его непосредственный смысл должен быть определен непосредственно от контекста.
Здесь нужно быть внимательным к тому, что если это слово перевести как «Добиваться» то как замечает Кузницова В.Н, «Это слово может ввести в заблуждение, особенно после утверж¬дений 12-й главы. Оно не может значить, что дар Духа мож¬но получить какими-то собственными усилиями, ведь он дается по воле Бога». Другими словами пророчество, языки и другие дары, могут быть желаемы, но получает человек тот дар, который уготовил ему Бог (1Кор. 12:11). Ни один дар не может быть достигнут не при каком усилии.
Нужно помнить, что никакой человек не стал нравственно лучше от дара, поскольку характер зависит от личного усилия. Все же дары могут быть инструментами личного усовершенствования, так же как назиданием других, хотя назидание других имеет более высокое значение: поэтому и говорит, «более что бы вы пророчествовали».
Крейг Кинер пишет: Хотя Павел не против говорения на языках (14:5,18), он подчеркивает, что ценность даров должна определяться их полезностью в той или иной ситуации; ясная и понятная речь приносит пользу в общем богослужении, тогда как невразумительная речь, чем бы она ни была вдохновлена, полезна только в частной обстановке или если она истолковывается.
Далее мы читаем о том, что апостол призывает чтобы христиане стремись к дару пророчества, но это не говорит о том будто бы Павел приравнивает каждого христианина к первым пророкам, которые были инструментом Божественного откровения.
Сам глагол, προφητεύητε (профэтЭуэтэ) - вы пророчествовали, означает: пророчествовать, прорекать, предсказывать;
Уильям Баркли в своих комментариях пишет: В своем тексте Барклай употребил вместо слова пророчества синоним предсказание, чтобы немного облегчить это сложное место. В данном случае, - да, собственно, и всегда, - это слово не имеет ничего общего с предсказанием будущего. Оно означает пересказывание воли и вести Божией. … слово проповедовать очень близко передает это значение, но в данном случае мы предпочли его буквальное значение вещать, передавать дальше весть.
Боб Атли говорит, так же что: Термин «пророчествовать» в 1-м Коринфянам используется в совершенно определенном смысле. Он имеет отношение не к служению пророков Ветхого Завета (т.е., к написанию Священного Писания), а к ясной передаче Евангелия посредством публичной проповеди или личного свидетельства.
Учитывая, что греческий глагол «пророчествовать» стоит во множественном числе, то это вряд ли бы указывало на то, будто апостол подразумевал бы чтобы все в церкви стали пророками. Поэтому это слово подходит больше к вдохновенной проповеди, учению 1Кор 14:3, нежели к предсказанию будущего.
Дэвид Приор так описывает: Его часто приравнивают к проповеднической деятельности или, более конкретно, к проповеди, раскрывающей библейскую истину (то есть своего рода разъяснительной проповеди). «Дар пророчества... в основном сводится к объяснению современной ситуации в свете откровения Бога. Точнее всего это можно описать современным термином „разъяснительная проповедь", раскрывающая замысел Божий применительно к повседневной борьбе, которая происходит в нашей жизни». Как мы увидим далее, разъяснительная проповедь вполне может содержать конкретные проро­чества, но не может быть приравнена к исходным библейским пророчествам. В Новом Завете проводится четкая грань между проповеднической деятельностью, обучением и пророчеством.
Итак, это слово наставления являлось самым необходимым в Коринфе.
Проблема в данном фрагменте, пишет Райт Н.Т, связана с двумя «дарами», приведенными в списке главы 12. И основной вопрос, который он поднимает в первом стихе, таков: ведете ли вы образ жизни, согласный с принципами, изложенными в главе 13? Реализуете ли данные вам Богом дары в духе любви? Здесь, как и в ст. 1-2 главы 8, подразумевается некоторая оппозиция: существуют вещи, которые могут делать вас «самодовольными» и очень напыщенными от сознания своей значимости, но единственная вещь, которая созидает людей, это любовь. И в течение всей этой главы Павел пытается как можно убедительнее показать, что назначение совместного богослужения именно в том, чтобы «всех созидать», а не быть только местом для развития своего собственного дарования, и, конечно, оно совсем не для того, чтобы выпячивать это последнее и надуваться от этого, как индюк. Когда люди собираются вместе для поклонения Богу, открывшему себя в Иисусе, то не для того, чтобы строить свои частные домики. Они строят величественный собор, куда любой человек мог бы прийти и обрести радость.
Жан Кальвин сказал: «коринфяне будут хорошо и правильно использовать духовные дары, если между ними станет процветать любовь».
 
alexanderДата: Вторник, 05.08.2014, 14:21 | Сообщение # 4
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 86
Репутация: 0
Статус: Offline
1 Коринфянам 14:2


Одна из ошибок которая допускается в понимании даров, так это то, что считают будто с того момента как покинул этот мир последний апостол, дары прекратились.
Например, «с тех пор как Писание завершилось, языки умолкли, пророчества прекратились и знание упразднилось (1 Кор. 13:8-10). Стало быть, заявлять, что ты говоришь "языками", весьма опасно, ведь эти языки не от Бога.
… в Первом послании к Коринфянам 14:2 Павел обращается к верующим апостольского времени, когда Бог изливал дар языков наряду с дарами пророчеств и знания. Считать, что эти слова обращены к нам сегодня, нельзя, поскольку Библия уже составлена во всей полноте».
В таком случаи нужно в равной степени согласиться и с тем, что сегодня нет и других даров Духа а значит нет и назидания Церкви.
Важно понять, что когда Павел говорит о даре говорения языками, то нужно учитывать ряд важных истин. Это то, что молитва на языках назидает самого говорящего ст.4, эти языки обращены к Богу ст 2, тогда как в Деян 2 языки были обращены к людям, и получали назидание все слушающие. Это то, что говорящий на языках говорит тайны ну а если есть истолкование языков то языки становятся равно как и пророчество. Сама проблема была не сколько в даре языков, сколько в его использовании.
Стэнли Хортон говорит: Проблема, с которой Павлу необходимо было иметь дело, заключалась в чрезмерном использовании языков без истолкования. Он знал, что Дух Святой желал использовать проявление даров для созидания поместной общины и духовно, и количественно. Поэтому он противопоставляет незнакомые языки с пророчеством.
Хотя Павел не против говорения на языках (14:5,18), пишет Крейг Кинер, он подчеркивает, что ценность даров должна определяться их полезностью в той или иной ситуации; ясная и понятная речь приносит пользу в общем богослужении, тогда как невразумительная речь, чем бы она ни была вдохновлена, полезна только в частной обстановке или если она истолковывается.
Дейвид К. Лоури в своих комментариях отмечает: Что Павел имел в виду под словами на незнакомом языке, остается спорным вопросом. Согласно распространенной точке зрения, апостол влагает в слово "язык" (глосса) отрицательный смысл, подразумевая характерную для языческих религий первого века экстатическую (произносимую в экстазе) речь (или бормотание), которыми изъяснялись пророчицы (сибиллы). Самой известной из 10 сибилл древнего мира была та, что пророчествовала в городе Куме (о ней пишет в своей "Энеиде" римский поэт Вергилий). Другие видят в „говорении на языках", которого касается апостол в 1 Кор., экстатическую речь, подобную речам Пифии, женщины-оракула в городе Дельфы, или "языку", на котором говорили охваченные безумным экстазом менады (вакханки) греческого бога Диониса (о них пишет, в частности, поэт Овидий в своих „Метаморфозах"). То, что коринфяне могли рассматривать свой дар как аналогичный „дару" язычников, вполне возможно, но трудно считать научным выводом предположение, будто Павел под словом "языки" понимал упомянутые языческие заклинания. Питательной почвой для богословских концепций этого апостола и обычным источником, откуда он черпал свои термины и выражения, служил Ветхий Завет. Это, в частности, видно из употребления им слова глосса (язык), помимо глав 12—14 Первого Послания к Коринфянам. Если в них он употребляет это слово 21 раз, то в других своих посланиях только 3 раза. Причем в каждом из трех случаев это или прямая цитата из Ветхого Завета (Пс. 5:10 — в Рим. 3:13; и Ис. 45:23 — в Рим. 14:11), или намек на нее (Ис. 45:23 — в Фил. 2:11). Во всех этих трех случаях Павел употребляет слово "язык" в переносном смысле. В хорошем (Рим. 14:11; Фил. 2:11) или плохом значении (Рим. 3:13) пользуется он этим словом, смысл сказанного им — всегда совершенно ясен. То же самое верно в отношении слова глосса, где бы ни встречалось оно в Новом Завете. Употреблено ли оно буквально — для обозначения соответствующего органа человека (напр., у Map. — 7:33; у Иак.—3:5; в Отк. 16:10), или в переносном смысле (напр., Деян. 2:11; Отк. 7:9; 10:11; 11:9; 13:7; 14:6; 17:15), нигде не подразумевает оно „говорения" в состоянии экстаза. Если разумно объяснять неизвестное с помощью известного и непонятное — посредством понятного, то воистину нелег­ко будет доказать свою правоту тем, которые видят в слове "язык" какое-то иное значение, помимо, действительно ему присущего.
В Женевской Учебной Библии сказано: То, как этот стих (а также ст. 14) описывает дар языков, может показаться несовместимым с даром изъяснения незнакомых языков, упомянутых в Деян. 2,4-11 (хотя некоторые считают, что чудо Пятидесятницы было чудом слышания, а не говорения). По мнению некоторых толкователей, Павел говорит здесь о чем-то ином - о некоего рода экстатической речи, используемой в личной молитве. Однако слово, переведенное как "язык" - общепринятый греческий термин, означающий именно национальное наречие.
А вот Кузнецова В.Н. говорит следующее: В Новом Завете о говорении на языках рассказывается в Деяниях апостолов и в 1 Письме коринфя¬нам. Во 2-й главе Деяний говорится о том, что в день Пятиде¬сятницы на учеников Христа сошел Святой Дух и они стали проповедовать, так что их понимали все собравшиеся, хотя они пришли из разных частей Римской империи. Там нигде не сказано, что ученики говорили на языке, который был им раньше неизвестен. Создается впечатление, что они говори¬ли на галилейском диалекте арамейского языка, то есть на том самом языке, на котором они говорили всегда, но те¬перь благодаря Духу все их слова были понятны тем, кто не знал этого языка. В Деяниях еще раз упоминается способ¬ность говорить на языках, вероятно более похожая на тот фе¬номен, который мы встречаем в Коринфе (Деян 10.46).
Это явление всегда интересовало людей, и они пытались объяснить его различными способами. Так, многие Отцы Церкви утверждали, что речь идет о внезапном овладении каким-то иностранным языком, что способствовало христианской проповеди среди язычников, говоривших на этом язы¬ке. Но это противоречит тому, что на самом деле говорит Па¬вел: говорящего на этом языке понимают лишь очень немно¬гие, те, кому Дух дал дар понимания, причем может оказать¬ся, что в собрании общины нет ни одного такого человека. Ориген, Иоанн Златоуст, Феодорит, Фома Аквинский, Фотий, Кальвин и некоторые другие считают, что это ангель¬ские языки. Известно, что в так называемом «Завещании Иова», написанном, вероятно, в I веке до н. э., дочери Иова пели гимны на ангельском языке и говорили на языке хервимов. В пользу такого понимания приводят слова самого Павлав 13.1 («если я владею языками... ангелов»). Другие толкователи выдвигали идею, что язык, на котором говорили некоторые христиане, был высоко поэтичным, с множеством архаизмом или, наоборот, неологизмов, с музыкальным рит¬мом, чем-то похожим на литургический язык. Обычно воз¬ражают, что среди коринфских христиан, большая часть ко¬торых были рабами, ремесленниками, моряками и мелкими торговцами, вряд ли были люди, способные употреблять ар¬хаичные и редкие слова или изобретать новые.
Большинство склоняется к тому, что это была экстати¬ческая речь. Некоторые считают, что эту теорию доказывает существование подобных феноменов в греко-римском мире (например, речь пифии в дельфийском святилище Аполло¬на, которую истолковывали специальные жрецы). Об экста¬тическом пыле еврейских пророков свидетельствуют 1 Цар 10.5-7; 18.29, 30; 4 Цар 9.11. Многие считают, что люди, го-ворившие на языках, также вели себя несдержанно, что мог¬ло вызвать смущение у собравшихся (см. 14.23). Некоторые ученые привлекают внимание к Рим 8.26, где говорится о воздыханиях Духа, которые нельзя выразить словами. Итак.
Ибо кто говорит на [незнакомом] языке, тот говорит не людям, а Богу; потому что никто не понимает [его], он тайны говорит духом; (1Коринф.14:2)
Союз «ибо» гАр «γαρ ведь» служит связью с выше сказанным стихом. Эта частица со значением логического подчеркивания; ставится всегда после слова, к которому относится (для обоснования или пояснения) ведь, так как, ибо, же. Поэтому этот стих продолжает ту мысль которая высказывалась в ст.1.
Здесь мы сталкиваемся с той проблемой что некоторые переводы Библии вставляют в этот стих слово «незнакомые…» KJV «in an unknown tongue» «на незнакомом языке» TEV «in strange tongues» «на странных языках» РБО «Тот, кто говорит на неведомом языке» МБО «Кто говорит на незнакомом языке». Что приводит многих к тому чтобы сделать особый упор на то, что речь идет об экстатических языках. Но здесь нужно быть осторожным так как это слово добавлено переводчиками, и его следует опустить как это делают другие переводы: NASB, NKJV, NRSV, NJB «in a tongue» «на языке» ПЕК «Ибо, кто говорит языками». Да и в Синодальном Переводи это слово взято в квадратные скобки и выделено курсивом «говорит на [незнакомом] языке», что указывает на то, что этого слова в греческом языке нет. А это может послужить к тому пониманию что речь идет просто об обычных языках, отличающихся от родного языка говорящих (см. 1 Кор 12:10). Поэтому давайте поговорим об этом.
Существительное, γλώσση̣ (глОссэ) - [на друго́м] языке, означает: язык (1. орган тела.; 2. речь, наречие). 1) анатомия язык 2) также множественное число язык, речь; слова 3) наречие, говор; также диалектизм или архаизм.
Боб Атли пишет: Это греческое слово glossa, которое метафорически использовалось для обозначения конкретного человеческого языка или диалекта. «Языки», о которых идет речь при описании Пятидесятницы, очевидно, представляли собой известные человеческие языки (ср. Деян.2:6-10). Чудо, по всей видимости, происходило в области слуха (т. е., «ибо каждый из них слышал, как они говорили на его собственном языке»). В Деяниях Апостолов тот же самый феномен имел место несколько раз и с одной и той же целью - показать иудеям, что Бог принял и других людей (т.е., самаритян, римских воинов, язычников). Однако «языки» из 1-го Послания к Коринфянам, по всей видимости, находятся в одном ряду с экстатическим говорением греческих оракулов, как в Дельфах, где женщина входила в трансовое состояние, а другой человек истолковывал то, что она произносила. Коринф был большим многонациональным городом. В Коринфе были люди со всего тогда известного мира, однако текст представляет «истолкование языков» как духовный дар (ср. 1Кор.12:10,30; 14:26), а не просто как умение человека говорить на иностранном языке.
«Языки», говорит Крейг Кинер, понимаются в обычном смысле этого слова, но, как явствует из данного текста (14:2,14), получивший дар молиться на других языках этих языков не знает; как и в Книге Деяния святых Апостолов, этот дар предполагает некое сверхъестественное вмешательство.
Тогда как Джон Мак Артур считает, что: Термин лалеин глоссэи (глоссаис) говорит языком (языками), который Павел так часто употребляет в главе 14, в его дни обычно использовался для описания языческого говорения в экстазе. С этой же целью греки употребляли также и слово эрос. Хотя обычно этим словом обозначали половую любовь, им же обозначали и любое сильное чувственное ощущение или действие, и языческие экстатические Неистовства часто сопровождались половыми оргиями и всякого рода извращениями.
В коринфской церкви говорение на языках часто принимало форму и привкус этих языческих экстазов. Повышенная эмоциональность почти лишила коринфян здравого смысла; кроме того, в их среде был распространен эгоистический эксгибиционизм, и каждый из них хотел делать и говорить свое одновременно с другими (ст. 26). Их богослужения превращались в хаос. Почитанию Бога и назиданию в этих-богослужениях отводилось мало места.
Поскольку церковь в Коринфе была крайне плотской, мы можем быть уверены, что многое из их говорения на языках было подделкой. …
Опять же, выходит что сама проблема не сколько в даре языков сколь в том, что кто-то мог имитировать эти языки не имея этого дара, но так это проблема в человеке а не в даре. А то что языческие языки были похожими на дар Духа так это не как не уничижат те языки которые Павел желал всем верующим «Желаю, чтобы вы все говорили языками» (1Коринф.14:5), это же не говорит, о том что апостол желал христианам языческих языков.
Дэвид Приор пиешт: Греческое слово glossa (обозначает орган речи) передается по-английски двумя словами — «tongue» или «language». В NIV в тексте используется первое слово, а второе вынесено на поля. Такой подход отражает два разных понимания этого дара. Слово «language» предпочитают те, кто рассматривает описание Лукой феномена Пятидесятницы как определяющего для 1 Кор. 12 и 14 и других близких по содержанию отрывков в Деян. 10:46 и 19:6, а также в Мк. 16:17'. Деян. 2 — единственное место, где дается разъяснение этого дара как «чудодейственной силы говорить разумно на иностранных языках». На этом основании, как полагают некоторые исследователи, можно предположить, что Павел использует слово glossa таким же образом по отношению к одному и тому же явлению.
Сторонники мнения, что этот дар выражается в способности говорить на иностранных языках, по-разному объясняют его природу: одни думают, что это связано с чудодейственной силой, другие не усматривают в этом ничего, кроме обычной способности говорить на одном или более языках, помимо тех, которые человек знает или слышит от рождения.
Следует обратиться к здравому экзегетическому принципу истолкования одного текста с помощью другого. В этом случае, однако, возникает проблема, поскольку контекст и содержание 1 Кор. 14 отличаются от контекста и содержания Деян. 2. Обстановка в Коринфе складывалась в рамках жизни местной общины и в ходе богослужения; феномен Пятидесятницы имел место в присутствии огромного числа чужеземцев. Всякое использование языков в коринфской церкви требовало перевода; во время Пятидесятницы слушатели понимали все, что было сказано без перевода, «ибо каждый слышал... говорящих его наречием» (Деян. 2:6). Павел благодарит Бога (18) за то, что владеет языками (glossai) в большей мере, чем коринфяне. Трудно поверить, что здесь он говорит о своем превосходстве и знании большего числа языков, чем все коринфские христиане, независимо оттого, как этого можно добиться: чудодейственным путем или посредством практики и обучения. Греческий вариант ст. 18 напрочь отвергает такое истолкование: если бы Павел хотел подчеркнуть, что владеет большим количеством языков, чем любой коринфский христианин, он использовал бы сравнительную степень в данном тексте (то есть большим числом языков), он же употребляет наречие, которое подчеркивает явление как таковое, а не его количественное выражение. Не представляется возможным определить, идентичны ли дар glossal Пятидесятницы и дар, описанный Павлом в Первом послании к Коринфянам, или аналогичны по природе, но различаются в деталях, или же это дары совершенно разные. В 12:28 Павел говорит о «разных языках», то есть языках разного рода (греч. genos, из которого происходит слово «генетика»). Здесь речь может идти о множестве разных форм и типов. Но также не ясно, является ли содержание таких glossai неизменно различимым языком. Приводятся несколько языков, которые в необычных обстоятельствах служили особым языком1, но Павел, по-видимому, сам допускает возможность широких вариаций, когда упоминает «языки человеческие и ангельские» (13:1), хотя в 14:10,11 он, вероятно, полагает, что речь идет о человеческих языках. Несомненно одно: говорение на языках (glossai) - это дар Духа, а потому он должен быть оценен по достоинству и использован, а для Павла это достаточно ценный дар, и он хочет, чтобы все коринфские христиане радовались ему во имя собственного блага …. Моррис пишет: «Некоторые комментаторы полагают, что здесь речь идет о даре владения другими языками. Это интересная точка зрения, но вряд ли кто-то из читателей Первого послания к Коринфянам думает, что Павел имел в виду именно это» (р. 172).
Н.Т. Райт так же отмечает: «Говорение на языках», или просто «языки», является даром произнесения речей или фраз, хотя бывающих и осмысленными, но по большей части изрекаемых в состоянии экстаза или сильного возбуждения, почти бессознательно, Такая речь может переживаться как поток хвалы, в которой говорящий, хотя он может и не проговаривать отчетливо того, что хочет сказать (на что Павел обратит внимание чуть позже), хочет выразить и излить свою любовь к Богу, свои чувства преданности и глубокой признательности Ему. Это что-то похожее на предельно личный язык любви. В этом есть большое наслаждение, как знает и сам Павел…
Следующая проблема с которой мы сталкиваемся это то, что перед словом Бог в греческом тексте отсутствует определенный артикль и то, что мы не находим в Библии ни одного примера молитвы на языках которые обращены к Богу. В связи с этим есть мнение что:
« Коринфяне, говорившие на языках, не могли говорить людям; они никому не могли дать указаний или увещаний; они могли говорить только Богу. Однако, я считаю, что лучше было бы перевести "какому-то богу". В греческом языке нет определенного артикля, и такой оборот обычно переводится с неопределенным артиклем (см. Деян. 17:23, где та же самая форма слова тео (бог) употребляется в ссылке на "неведомого Бога"). … «Замечание ап. Павла в 1 Коринфянам 14:2 является не одобрением, а насмешкой. На основании греческого текста, где отсутствует определенный артикль, можно также перевести "Бог", как "бог", имея в виду языческое божество. И будем ли мы рассматривать 1 Кор. 14:2 как насмешку, или как ссылку на языческое божество, так или иначе в этом выражено не одобрение, но осуждение. Это ясно из контекста.» … Мнение, что в этом случае следует перевести "какому-то богу", подтверждается и тем фактом, что в Библии не содержится записи ни об одном случае, когда верующие обращались к Богу на каком-то ином языке, кроме нормального, разборчивого.
Однако же, NA28 указывает на то, что в таких древних текстах как א² Ѱ А D² K L, P46 и др. артикль τω перед словом θεω̣ – Бог, присутствует. Даже если мы и допустим что в данном случаи нет определенного артикля, то все равно это еще не повод указывать на то, что здесь нужно понимать не Бога а бога, по той причине как сказано в Экзегетическом синтаксисе Нового Завета: «Основная функция артикля не в том, чтобы сделать определенным то, что иначе было бы неопределенным. В основном, он не “определяет”. Существует по крайней мере десять причин, по которым греческое существительное может являться определенным и без помощи артикля. Например, имена собственные являются определенными даже при отсутствии артикля». Например, в греческом тексте мы неоднократно Лук.16:13 Иоан.13:3 2Коринф.5:11 2Коринф.5:11 Иоан.13:3 Иоан.13:3 встречаем существительное Бог без определенного артикля который указывает на Бога а не на бога. А в 1 Кор 14:2 мы читаем «кто говорит на [незнакомом] языке, тот говорит не людям, а Богу».
Боб Атли говорит, что: «говорит не людям, а Богу» Коринфские «языки» - это личный разговор между Богом и верующим (ср. ст. 24). Сами по себе эти языки - не средство передачи информации, а глубоко личное общение с Богом. И говорящий, и слышащие понимают произнесенное только в случае, если кто-то всё это истолкует.
Эти языки как пишет апостол никто не понимает.
А. П. Лопухин отмечает, что: выражение никто - очень важное доказательство против того предположения, что речь говорившего языками была речью на иностранном языке. Если бы Ап. разумел такую речь, он бы не мог сказать, что ее никто не понимает, так как в Коринфе было не мало пришельцев из разных стран света. Прилагательное ουδεις (удЭйс) – никто, означает: ни один, никакой, никто, ничто.
Языки в Коринфе, похоже, представляли собой череду неизвестных членораздельных звуков. В Дельфах же один специальный человек (обычно -женщина) произносил невразумительные звуки, а другой истолковывал их для всех присутствовавших. Этот процесс вполне сравним с применением «языков» в Коринфе.
Джон Дарби предполагает что: Возможно, что говорящий не понимал и самого себя, а был неразумным орудием Духа, имея сильное впечатление от того, что Бог говорил посредством его, так что в Духе он чувствовал, что пребывал в общении с Богом, хотя его понимание было бесплодным. В любом случае, никто не мог говорить для назидания собрания, если он не общался с разумом Божьим.
Несмотря на то что буквальное значение глагола ακούει, (акУэй ) - слышит, он имеет значение 1. слышать, слушать; 2. выслушивать, прислушиваться, внимать, понимать; 3. слушаться, повиноваться; 4. услышать, узнавать; 5. страд. слыть, считаться. Здесь: "никто не слышит"; то есть "никто не может понять" (Barrett). Хотя возможно, что этот глагол сохраняет свое естественное значение Мы все же придерживаемся того перевода что «никто не понять».
Уильям Баркли говорит, что: вещание на непонятных языках обращено к Богу, а не к людям, ибо люди не могут понять их. Человек, обладающий таким даром и пользующийся им, может обогатить свой духовный опыт, но он никоим образом не обогащает души слушателей, потому что они его не понимают, с другой же стороны, возвещение истины понятно каждому и обогащает душу каждого.
Что касается существительного μυστήρια· (мюстЭриа) - тайны; что может означать: тайна, секрет, таинство. То например Джон МакАртур считает что: Тайны, которые имел здесь в виду Павел, имели отношение к языческим религиям мистерий, из которых вышли многие из коринфских христиан. В отличие от тайн Евангелия, являющихся откровением в том, что прежде было сокрыто (Матф. 13:11; Еф. 3:9, и т.п.), языческие тайны намеренно оставались таинственными. Это были неизвестные истины и принципы, которые, как предполагалось, имела привилегию знать только посвященная элита. Тот дух, на который здесь ссылается Павел, это не Святой Дух, как утверждают некоторые интерпретаторы, но собственный дух человека: в греческом языке это подразумевается, потому что здесь употребляется местный падеж, и в НАСБ на это же указывает слово "его" (ср. стихи 14-16). Павел не защищает дар языков, он просто показывает, что все усилия подделывать его - бесполезны. Тот верующий, который правильно служит настоящим духовным даром, служит не ложному богу, но другим людям.
А вот Кузнецова В.Н пишет, что: Таинственное — буквально: «тайны». Обычно Павел употребляет это слово, когда говорит о сокровенном плане Бога, не известном никому, но теперь открытом для всех. Но здесь оно, очевидно, имеет иное значение. Вероятно, это какое-то особое общение с Богом, доступное лишь для не-которых.
А. П. Лопухин так же указывает на то, что Здесь слово тайна имеет значение вообще скрытого, непонятного для слушателей. Один говорит, а для прочих речь его остается непонятной, таинственной. – Духом т. е. находясь в состоянии особенного восторга (духом - pneumati = особое вдохновенное настроение самого говорящего).
Через то, что дух человека соединяется с Духом Божьим, говорящий на иных языках назидается и поэтому все, что говорится, описывается как “тайна” (тайная истина, истина Евангелия; 1-е Кор. 2:7-10; Рим. 16:25).
Ну а что касается существительного, πνεύματι (пнЭумати) – Духом, то согласно лингвистическому и экзегетическому ключу это относится к Святому Духу. Dat . является instr . (Bruce). Если он loc. , то относится к духу человеческому (Grosheide). В нашем же случаи это слово стоит в дательном падеже.
Но не смотря на то, что ряд комментариев и переводов считают, что здесь имеется в виду дух человека все же согласно контексту, нам следует понимать это как то, что он говорит под водительством Святого Духа, Его властью, и речь исходит от Духа.
 
Форум » Форум » Тайна иных языков » Тайна иных языков. Глава 4 ((1 Коринфянам 14))
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: